Постгеномные технологии: профессор рассказал о перспективах специализации

 

Постгеномные технологии – общемировой тренд, предполагающий переход от фундаментальных и поисковых исследований генома к разработке и применению новых биотехнологий в медицине и сельском хозяйстве. Почему работа в этой сфере может считаться профессией будущего?

Где и как готовят специалистов этого профиля? Об этом корреспонденту проекта «Социальный навигатор» МИА «Россия сегодня» в преддверии IV Международной научной конференции «Постгеномные технологии: от теории к практике» рассказал проректор по научной работе и информатизации Воронежского государственного университета Василий Попов.

—  Василий Николаевич, что такое постгеномные технологии?

— Термин «постгеномные технологии» родился в середине 2000-х гг. после окончания знаменитого проекта «Геном человека», который позволил полностью расшифровать человеческий геном. Тогда ученые получили информацию о его структуре, обо всех функциональных 32-х с небольшим тысячах генов, и некоторые сведения о том, как эти гены регулируются и работают.

—  Есть ли перспективы в этой области у молодых людей, которые выбирают сегодня будущую профессию?

— Безусловно. Современная биология – это наука, работающая на стыке нескольких специальностей. Сегодня биологи и биотехнологи пытаются с помощью информационных технологий и классических физико-химических методов решать задачи для медицины и сельскохозяйственных наук. Во всем мире рынок сельскохозяйственных и медицинских технологий очень быстро растет, поэтому грамотные универсальные специалисты чрезвычайно востребованы работодателями. Важно отметить, что даже в условиях мировой конкуренции российские ученые в этой области выглядят очень солидно.



—  Где и как готовят специалистов в области постгеномных технологий?

— Такая подготовка ведется в разных вузах по ряду направлений и специальностей. В Московском и Санкт-Петербургском государственных университетах с советского времени существуют признанные в мире классические школы физико-химической биологии. Надо отметить, что МГУ, помимо классической подготовки на биофаке, уже более 15 лет ведется подготовка специалистов на факультете фундаментальной медицины с упором на взаимодействие современной медицины, биологии и геномных технологий.

В последние годы в этом направлении очень заметно продвинулся НИЯУ МИФИ, где давно сложилась известная школа в области радиационной биологии. Сейчас ученые вуза работают над практическим приложением накопленных за десятилетия знаний. Биотехнологии стали одним из приоритетов развития МФТИ. Сегодня там складывается одна из перспективных научных школ, где обучаются специалисты мирового уровня.Это лидеры, но и в целом по России, мы видим нарастающее взаимодействие классических университетов, которые традиционно вели биологическое образование, и медицинских вузов, многих из которых открывают специальности, связанные с медико-биологическими исследованиями. Движение это направлено в первую очередь на совершенствование и развитие новых направлений подготовки специалистов для биомедицины – одного из наиболее приоритетных научных направлений, на которое в мире выделяется больше всего средств. Взаимодействие российских классических университетов и медуниверситетов дает очень интересные консорциумы, которые быстро и эффективно продвигаются как в научных исследованиях, так и в подготовке специалистов.

—  Занимается ли Воронежский университет подготовкой специалистов в этой сфере?

— Конечно, мы тоже следуем этому тренду. Три года назад мы начали подготовку специалистов по медицинской биохимии, медицинской кибернетике и медицинской биофизике. Это направление сосредоточено в первую очередь на подготовке врачей-диагностов, которые владеют современным инструментом исследования как генома, так и протеома. Мы даем нашим студентам базовую врачебную подготовку вместе со знаниями в области современных нанобиотехнологий и навыками применения современных инструментов исследования человеческого организма.

—  Сегодня распространены представления о том, что всякое вмешательство в геномную структуру – это зло, а генно-модифицированные продукты несут человечеству угрозу. Что бы вы ответили на это?

— Я считаю, что любая новая технология – это сочетание больших перспектив и новых вызовов и рисков, особенно когда речь идет об изменении генома, поэтому ученым надо очень аккуратно анализировать риск отдаленных последствий своих действий. В то же время, можно совершенно авторитетно заявить, что на сегодняшний день доказанных вредных последствий применения тех или иных ГМО нет. Правда, нет и абсолютной уверенности в том, что эти технологии совершенно безвредны, потому что они молоды, и мы не знаем, как они отразятся на здоровье отдаленных поколений.Поэтому я согласен с тем, что здесь должна быть достаточно жесткая регламентация и независимая оценка последствий. В случае появления доказанных негативных фактов, на применение тех или иных технологий должны вводиться жесткие ограничения.

В то же время, мы не можем встать на пути прогресса и останавливать внедрение экономически оправданных технологий современного растениеводства и животноводства, основанных на достижениях современной биологии. Кстати, речь идет не обязательно об изменениях генома – можно просто с помощью генетических маркеров, геномной селекции находить наиболее высокопроизводительные виды, линии и сорта. Внедрение таких технологий уже дает прирост экономических показателей производства на 20-30%.

—  Если молодой человек решил выбрать специальность в сфере постгеномных технологий, где он потом сможет работать – в лаборатории, на производстве?

— И тут и там. В новых образовательных стандартах появилась целая группа медико-биологических специальностей, например, по подготовке врачей клинико-лабораторной диагностики, которым знакомы современные технологии, связанные с иммунологией, медицинской генетикой, медицинской биохимией и так далее. Этот блок диагностики сейчас очень быстро растет и развивается. За последние 15-20 лет в реальную медицину ворвалось множество новых технологий и приложений.

Второе направление, которое сейчас очень активно развивается, – это сельскохозяйственные биотехнологии. В России в последнее время начали производиться собственные ферменты для пищевых биотехнологий и собственные микробные культуры для пищевой промышленности. Не все технологии и разработки сегодня можно купить за рубежом, поэтому производственники с большим интересом смотрят на науку и образование, и спрос на специалистов в этой сфере очень высок.

Кроме того, в ближайшее время будет развиваться техническая биотехнология, связанная с новыми технологиями добычи полезных ископаемых, в том числе, нефти, газа, различных рудных материалов. Можно ожидать, что востребованность отечественных технологий будет расти и параллельно увеличится спрос на квалифицированных специалистов.

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *